?

Log in

No account? Create an account
абсолютный нуль во всём
Tígh Phanguir
tighphanguir — история — LiveJournal 
MesseOcusPangurBan
Мария Нагая, разрешившись от бремени Димитрием, так долго лежала больна, что грозный её супруг успел даже посвататься к Марии Гастингс; когда же Нагая поправилась, ей было указано сидеть у себя и не высовываться. В следующий раз царица видала царя только... а где именно?

UPD 16/4/11: то ли френды очень догадливые, то ли вопрос совсем простой ;))) Поздравляю, почти все угадали: "в гробу"! Каменты раскрою.
OldOnesReturned
Второй способ, девочки, сделаться банши — как вообще второй способ чего бы то ни было добиться в жизни и смерти — это удачный брак. Если вы с мужем произведёте сильный и славный владетельный род, у вас есть шансы сделаться родовой вопленицей, и оплакивать потомков не по велению загробного суда, а из родственных чувств. Разумеется, большая часть даже таких банши — обычные бывшие смертные, разве что об их похождениях следует читать не в "The Irish Times", а в "Анналах четырёх мастеров". Однако если род по-настоящему древний — есть шанс, что опекать его будет прародительница из числа, т.ск., "бывших" — т.е. т.н. языческих богинь.



Клидна
Так, верховного короля Бриана Борому оплакивала Бо Финд, дочь Дагды и богиня одноимённой реки (сейчас язык немного изменился и река называется Боанн); а ведь битва при Клонтарфе — это вполне исторический 1014 год. Одну из ветвей потомков Боромы, О Брианей из Клэр, оплакивает Эвял, королева Полуночного Суда (наверняка вам известная из истории с Томасом "Рифмачём" Лермонтом). О Донованов и Фитцджеральдов из Керри оплакивает Клидна, богиня любви и красоты (sic!), целительница и оборотень (каждая девятая волна, разбивающаяся о берег — это Клидна) и по совместительству королева всех банши Ирландии; а Фитцджеральдов из Лимерика — её вассалка Айне, богиня любви, здоровья и середины лета (кстати, с прошедшим). Ну и т.д.

Постом haritonoffо Золушке навеяно.
Learn!
Джавахарлал Неру. “Взгляд на всемирную историю”, — М., “Прогресс”, 1981.

92. АНГЛИЧАНЕ ПОБЕЖДАЮТ СВОИХ СОПЕРНИКОВ В ИНДИИ


13 сентября 1932 года

Мы видели, что дела Делийской империи обстояли довольно плохо. Вернее сказать, она как империя вообще перестала существовать. Но Дели и Северной Индии предстояло пасть еще ниже. Как я рассказывал, в Индии наступило время для авантюристов. Внезапно с северо-запада на Индию напал государь-авантюрист; после массовых убийств и ограблений он удалился, увозя несметные сокровища. Это был Надир-шах, провозгласивший себя правителем Персии. Он увез с собой также знаменитый Павлиний трон, изготовленный по повелению Шах-Джахана. Это ужасное бедствие произошло в 1739 году, и Северная Индия была повержена. Надир-шах расширил свои владения до самого Инда. Таким образом, Афганистан оказался оторванным от Индии. Со времен «Махабхараты» и Гандхары на протяжении всей индийской истории Афганистан был самым тесным образом связан с Индией. Теперь эта связь прекратилась.

Через семнадцать лет Дели увидел еще одного захватчика и грабителя. Это был Ахмад-шах Дуррани, ставший преемником Надира в Афганистане. И все-таки, несмотря на эти вторжения, могущество маратхов продолжало расти, и в 1758 году Пенджаб был уже под их властью. Они не пытались организовать управление на всей территории, они лишь взимали свою знаменитую дань чаутх, а управление предоставляли местному населению. Таким образом, они стали наследниками Делийской империи. Но затем их постигла большая неудача. Дуррани вновь вторгся с северо-запада и в 1761 году, вместе с союзниками, наголову разбил большое войско маратхов на старом поле битвы у Панипата. Таким образом, Северная Индия оказалась во власти Дуррани, и не было силы, способной противостоять ему. Но как раз тогда, когда он торжествовал победу, начались беспорядки и восстания в его собственной стране и ему пришлось возвратиться на родину.

Некоторое время казалось, что дни господства маратхов миновали и они перестали играть значительную роль. Они упустили добычу, которой стремились завладеть. Но постепенно они оправились и вновь стали самой грозной силой внутри Индии. Тем временем, однако, в игру вступили, как мы еще увидим, другие силы и судьба Индии была решена на несколько поколений вперед. Приблизительно в это время возвысилось несколько маратхских вождей, которые считались зависимыми от пешвы. Самыми выдающимися из них был Синдхия в Гвалиуре, а также Гаэквар в Бароде и Холкар в Индуре.

Теперь мы должны рассмотреть другие события, о которых я упоминал выше. Важнейшим обстоятельством в этот период в Южной Индии была борьба между англичанами и французами. На протяжении восемнадцатого столетия Англия и Франция часто воевали в Европе, а их представители сражались друг с другом в Индии. Но порой они сражались и тогда, когда их страны официально были в мире. С обеих сторон действовали дерзкие и неразборчивые в средствах авантюристы, страстно жаждавшие богатства и власти, и, естественно, между ними разгоралось сильное соперничество. На французской стороне в это время самым выдающимся человеком был Дюплекс, на английской — Клайв. Дюплекс первым начал выгодную игру: он вмешивался в споры, возникавшие между двумя местными государствами, его хорошо обученные войска выступали в роли наемников одной из сторон, а затем он захватывал добычу. Французское влияние усиливалось. Но очень скоро англичане также стали по примеру французов применять этот метод и добились превосходства над ними. Обе стороны, как голодные стервятники, высматривали, не возникают ли где беспорядки, а в них не было недостатка. Если где-нибудь на юге шел спор о наследстве, то обычно можно было видеть, как англичане поддерживали одного из претендентов, а французы — другого. После пятнадцатилетней борьбы (1746–1761 годы) Англия восторжествовала над Францией. Английские авантюристы в Индии пользовались полной поддержкой своей родной страны, а Дюплекс и его коллеги не получали такой помощи из Франции. Это и не удивительно. За англичанами в Индии стояли английские купцы и другие лица, являвшиеся акционерами Ост-Индской компании, имевшие влияние на парламент и правительство, а за французами — король Людовик XV (внук и наследник «Великого монарха» Людовика XIV), весело проводивший время, не думая о надвигавшейся катастрофе. Господство англичан на море также в значительной мере способствовало их победе. Как французы, так и англичане обучали войска, набиравшиеся из индийцев,— их называли сипаи, от сипахи (солдат), — и, поскольку эти войска были лучше вооружены и дисциплинированны, на их услуги был большой опрос.

Итак, англичане нанесли поражение французам в Индии и полностью уничтожили французские города Чандернагор и Пондишери. Разрушение было настолько полным, что, говорят, в обоих городах не осталось ни одной целой крыши. Французы с этого времени постепенно исчезают с индийской сцены, и, хотя позднее они получили обратно Чандернагор и Пондишери и до сих пор их удерживают, они не играют сколько-нибудь значительной роли.

Индия была не единственным полем сражения между англичанами и французами в этот период. Кроме Европы, они сражались друг с другом также в Канаде и в других местах. В Канаде англичане также одержали победу. Однако вскоре после этого они потеряли свои американские колонии, а французы отомстили им, предоставив помощь этим колониям. Но ним придется рассказать обо всем этом гораздо больше в одном из последующих писем.

От французов англичане избавились, по какие еще препятствия стояли на их пути? Конечно, в Западной и в Центральной Индии и отчасти даже в Северной Индии таким препятствием были маратхи. Был еще низам Хайдарабада, но с ним можно было не считаться. Кроме того, на юге появился новый могущественный противник — Хайдар Али. Он завладел остатками империя Виджаянагар, которые соответствуют территории, занимаемой нынешним княжеством Майсур. На севере Бенгалия была под властью Сирадж уд-даулы, личности совершенно неспособной. Делийская империя, как мы видели, существовала только в воображении. Весьма любопытно, что англичане тем не менее продолжали посылать смиренные дары Делийской империи в знак покорности вплоть до 1756 года — то есть еще спустя долгое время после набега Надир-шаха, положившего конец всякому подобию центральной власти. Ты помнишь, что однажды, во времена Аурангзеба, англичане отважились напасть на империю. Но им было нанесено жестокое поражение, и оно их настолько отрезвило, что они долгое время колебались, прежде чем рискнули снова выступить, хотя сложившиеся на севере условия открывали дорогу для любого решительного человека.

Такой решительный человек нашелся в лице англичанина Клайва, которым так восхищаются его земляки, как великим строителем империи. Его личность и дела являются иллюстрацией к тому, как создаются империи. Он был человеком, любящим риск, предприимчивым,, безмерно алчным; добиваясь своего, он не останавливался даже перед подлогом или прямой ложью. Сирадж уд-даула, наваб Бенгалии, раздраженный многими поступками англичан, выступил из своей столицы Муршидабада и захватил Калькутту. Именно тогда и произошла трагедия так называемой «черной ямы». Как рассказывают, офицеры наваба заперли на ночь в маленькой и душной комнате большое число англичан и большинство из них погибли от удушья. Без сомнения, такие действия являются ужасающими, варварскими, однако вся эта история основана на сообщении одного лица, которое, как полагают, не слишком заслуживает доверия. Поэтому многие считают этот рассказ в значительной мере вымышленным или, во всяком случае, сильно преувеличенным.

Клайв взял реванш за успешный захват навабом Калькутты. Но строитель империи принялся за дело по-своему: он подкупил министра наваба Мир-Джафара и, кроме того, подделал документ, но это слишком длинная история, — чтобы ее рассказывать. Подготовив таким образом почву с помощью подлога и предательства, Клайв нанес поражение навабу при Плесси в 1757 году. Эхо было небольшое сражение по сравнению с другими, да и выиграно оно было Клайвом благодаря его интригам фактически еще до того, как начался бой. Но маленькое сражение при Плесси имело большие последствия. Оно решило судьбу Бенгалии, и часто утверждают, что британское господство в Индии началось *с битвы при Плесси. На такой малопривлекательной основе предательства и подлога покоится здание Британской империи в Индии. Но также обстоит дело более или менее со всеми империями и строителями империй.

Этот неожиданный поворот колеса фортуны вскружил головы предприимчивым и жадным англичанам в Бенгалии. Они стали господами в Бенгалии, и никто не мог им помешать в этом. Они принялись грабить казну этой провинции и целиком ее опустошили. Клайв сделал подарок самому себе в два с половиной миллиона рупий наличными, но, не довольствуясь этим, захватил еще очень богатый джагир, или имение, приносивший несколько лакхов (сотен тысяч рупий) дохода в год. Остальные англичане также «компенсировали» себя подобным образом. Разгорелась бесстыдная драка из-за богатств, при этом жадность и неразборчивость чиновников Ост-Индской компании перешла всякие границы. Англичане стали делателями навабов в Бенгалии, меняя их по своему усмотрению. Каждая смена наваба сопровождалась взятками и огромными подарками. Англичане не несли ответственности за управление — это было делом бедняги наваба, которого смещали. Их делом было быстрее обогащаться.

Спустя несколько лет, в 1764 году, англичане выиграли еще одно сражение, при Буксаре, в результате которого номинальный император в Дели подчинился им. Он превратился в пенсионера англичан. Господство англичан в Бенгалии и Бихаре стало теперь неоспоримым. Они не захотели довольствоваться огромными богатствами, награбленными в стране, и стали искать новых способов добывания денег. Прежде они не имели никакого отношения к внутренней торговле. Теперь же настояли на праве вести такую торговлю без уплаты транзитных пошлин, которые обязаны были платить все другие купцы, торговавшие товарами местного производства. Это был один из первых ударов, который англичане нанесли индийским производителям и торговле.

Англичане обладали теперь в Северной Индии властью и богатством и при этом были свободны от всякой ответственности. Купцы-авантюристы Ост-Индской компании не давали себе труда разбираться в различиях между добросовестной торговлей, торговлей нечестной и просто откровенным грабежом. Это были времена, когда англичане возвращались из Индии с большими деньгами, таких людей называли набобами. Если ты читала «Ярмарку тщеславия» Теккерея, то, вероятно, помнишь изображенную там такую личность.

Неустойчивое политическое положение и беспорядки, отсутствие дождей и английская политика ограбления — все это вместе привело к ужасному голоду в Бенгалии и Бихаре в 1770 году. Как полагают, погибло более одной трети населения этих территорий. Подумай об этих страшных цифрах! Сколько миллионов медленно умирало от голода! Обезлюдели целые местности джунгли разрослись и поглотили возделанные поля и деревни Никто ничего не предпринимал, чтобы помочь голодающим людям. У наваба не было для этого ни средств, ни власти, ни желания. У Ост-Индской компании были и средства и власть, но она не чувствовала себя ответственной и не желала оказывать помощь. Ее делом было собирать деньги и получать доходы, и она настолько успешно и с такой выгодой для себя делала это, что, несмотря на страшный голод и гибель более трети населения, компания сумела, как это ни удивительно, собрать полностью всю сумму налога с тех, кто остался в живых! Англичане собрали даже больше и сделали это, как сказано в официальном отчете, «насильственно». Трудно даже постигнуть до конца, насколько бесчеловечны были эти принудительные и насильственные поборы с людей, едва переживших такое громадное бедствие.

Несмотря на победу англичан в Бенгалии, а также их победы над французами, на юге они столкнулись с большими трудностями. Они потерпели много поражений и испытали много унижений, прежде чем добились окончательной победы. Хайдар Алв в Майсуре был их ярым противником. Он был способным и неукротимым вождем и много раз наносил поражения войскам англичан. В 1769 году он продиктовал выгодный для себя мир у самых стен Мадраса. Спустя десять лет он снова достиг значительных успехов, а после его смерти его сын, Типу Султан, сделался бельмом на глазу у англичан. Понадобилось еще две войны против Майсура, и прошло много лет, прежде чем Типу был окончательно побежден. Тогда в Майсуре под покровительством англичан был водворен в качестве правителя предок нынешнего махараджи.

Маратхи также нанесли поражение англичанам на юге в 1782 году. На севере господствовал Синдхия, правитель Гвалиура, подчинивший себе злополучного императора Дели.

Тем временем из Англии был прислан Уоррен Хейетингс, ставший первым генерал-губернатором. Теперь британский парламент стал интересоваться Индией. Хейстингса считают величайшим из английских правителей Индии, но хорошо известно, что и при нем в делах управления царили коррупция и злоупотребления. Некоторые случаи вымогательства Хейстингсом крупных денежных сумм стали знаменитыми. По возвращении в Англию Хейетингс был обвинен в парламенте в преступлениях, совершенных во время управления Индией, но после длительного процесса оправдан. До этого Клайв также был осужден в парламенте и покончил с собой. Итак, Англия успокоила свою совесть, обвиняя и осуждая этих людей, но в душе она восхищалась ими и с готовностью пользовалась плодами их политики. Клаива и Хейстингса можно было осудить, но они были типичными строителями империи, и до тех пор, пока империи будут силой навязывать себя покоренным народам, подвергая эти народы эксплуатации, подобные люди будут выдвигаться и ими будут по-прежнему восторгаться. Методы эксплуатации могут меняться от века к веку, но дух ее остается неизменным. Клайва можно было осудить в британском парламенте, но ему поставили памятник вне его стен, в Уайтхолле, в Лондоне, перед министерством по делам Индии, где внутри по-прежнему царит его дух, формирующий британскую политику в Индии.

Хейетингс положил начало политике насаждения в Индии марионеточных государей, находящихся под контролем англичан. Так что это ему мы отчасти обязаны толпами совершенно невежественных махараджей и навабов в златотканых одеждах, важно разгуливающих по индийской сцене и досаждающих нам.

По мере того как расширялась Британская империя, в Индии велись все новые войны с маратхами, афганцами, сикхами, бирманцами и т. д. Их особенность состояла в том, что, хотя они велись на благо Англии, расплачиваться за них приходилось Индии. Англия или английский народ не несли никакого бремени. Они только пожинали выгоды.

Запомни, что Ост-Индская компания — торговая компания — управляла Индией. Контроль английского парламента над ней постепенно расширялся, но судьбы Индии находились главным образом в руках группы купцов-авантюристов. Управление сводилось в значительной мере к торговле, а торговля — к ограблению. Различие между ними было невелико. Держателям акций компания ежегодно выплачивала огромные дивиденды в сто, сто пятьдесят и даже свыше двухсот процентов. И сверх этого ее агенты в Индии присваивали себе кругленькие суммы, как мы это видели в случае с Клайвом. Чиновники компании устанавливали также торговые монополии, приобретая, таким образом, огромные состояния в чрезвычайно короткие сроки. Танов был режим, установленный этой кампанией в Индии.

CatRúisise
Jawaharlal Nehru / Glimpses Of World History... L., 1949
Джавахарлал Неру / Взгляд на всемирную историю

Письма к дочери из тюрьмы, содержащие свободное изложение истории для юношества
Перевод под редакцией Г.Л. Бондаревского и др...
М., Прогресс, 1981

158. НОВАЯ ТУРЦИЯ ВОССТАЕТ ИЗ ПЕПЛА
место про фофудью я выделил жирнымCollapse )
MesseOcusPangurBan
Как я есть сотенник, то мне положено размахивать окровавленным баяном. Ладно, вот вам баян. Он, правда, исторический, зато на модную тему.

Гильда Премудрый. «О трудолюбивых мигрантах» «О погибели и разорении Британии»

De Excidio Britanniae et ConquestuCollapse )

Антифашистская точка зрения: «местные не хотели работать».

Беда Достопочтенный. «Церковная история английского народа»

Historia Ecclesiastica de Natio AnglorumCollapse )

Ну и до кучи мнение зарубежных правозащитников об объективных процессах глобализации.

Видукинд Корвейский. «Деяния Саксов»

Res Gestae SaxonicarumCollapse )

И разумеется, там была ещё женщина. Её звали Ровенна (Ронвен) :-)))

10th-Dec-2005 10:24 pm - Я, Ктулху
MesseOcusPangurBan
Я вообще ничего не понимаю. f_ragamuffinЗилич опубликовал чудесную новеллу аффтраства Нила Геймана (как сейчас принято говорить, по миру Лавкрафта) — и не получил ни одного камента! Чтозанафих! *экзальтированно* Зилич! Нейман! Лавкрафт! Ах!

Ну ладно, придёцца мне побыть первонахом. Заодно поупражняюсь в буржуйском языке, а то давно не брал я шашку в руки.

Любой может заметить погрешности и ляпы в переводе, и сообщить мне, за что будет обильно и возвышенно отблагодарён. Если найдётся желающие, я могу выложить список своих трудностей, и "мы это обсудим :-)"

Дисклаймер: мне ничего не известно о прошлых попытках перевести этот текст. Кого бы я обманывал два вечера подряд, себя самого?

Я, КтулхуCollapse )
10th-Aug-2005 02:13 pm - Шевели мозгой!
MesseOcusPangurBan
    Милые девушки на улице раздали мне рекламный буклетик — одна из фирм даёт призы, если кто позвонит в определённое время и скажет правильные ответы на эти вопросы. Ответы на №№ 1-4 я знаю, а вот № 5 — в душе не имею представления. А вы знаете?
  1. В комнате горело 50 свечей, 20 из них задули. Сколько останется?
  2. Этот человек с 1910 по 1921 годы десять раз выдвигался коллегами на Нобелевскую премию, но получил он её только в 1921 году за работы по изучению фотоэффекта. В письме к награждённому секретарь Нобелевского комитета специально подчеркнул, что премия назначена не за... Не за что?
  3. Сказочному гному каждую ночь требуется новая свеча, которой он освещает себе дорогу, бродя по городу. Он может сделать 1 новую свечу из 5 свечных огарков. Если у него наберётся 25 огарков, то на сколько ночей ему хватит запаса новых свечей?
  4. Число из трёх различных цифр вычтено из числа, состоящего из тех же цифр, расположенных в обратном порядке. Результат состоит из тех же трёх цифр, расположенных снова по-другому. Какие это числа?
  5. Джордж Вашингтон, Шерлок Холмс, Уильям Шекспир, Людвиг Ван Бетховен, Наполеон Бонапарт и Нерон - кто из них принципиально отличается от остальных?
This page was loaded Nov 12th 2019, 5:59 am GMT.