CatGaelach

Нуала ни-Гоуналь - Русалка в больнице

"An Mhurúch san Ospidéal" le Nuala Ní Dhomhnaill
 

Очнулась,
а хвоста-то больше и нет
рыбьего,
а вместо него лежат с ней на кровати
две длинные холодные штуки.
Похожи на побеги водорослей
или ошмётки плоти.
 

"Это ведь розыгрыш,
ну конечно,
новогодняя вечеринка.
Часть компашки, как она помнит,
перепилась,
а другая часть переусердствовала,
поприкалывавшись над нею.
Но это зашло слишком далеко", -
И она вышвыривает эти две штуки
прочь из комнаты.
 

Но тут происходит
нечто непонятное:
почему она скувыркнулась с кровати
кверху-каком?
Как эти две штуки
связаны с нею,
или как она сама
с ними связана?
 

Медсестра дала ей подсказку
и направила на путь истины:
"Это нога, прикрепленная к тебе,
и другая нога ниже неё под тобой.
Нога, другая нога.
Раз, два.
 

Ты научишься,
как на них ходить".
 

И долгими месяцами,
тянувшимися после,
не знаю, было ли её сердце
так же разбито,
как её пятки,
как её ступни?

GodPathes

Луиза Имоджен Гуини — Когда на грани ночи...

Когда на грани ночи последний луч исчезнет,
И ветра томный аромат далёко улетит;
Иль в час раскрытья ставень встречь жаворонка песне,
Встречь смерти звёзд, встречь бледному цветению ракит, —

— Я о Тебе (Ты больше мой, коль спят иные очи)
Помыслю: пышный полдень Твой на всех распределён,
Но поздний ль сумрак, ранний ли мне сладок в одиночку —
Навеки это утвердил священный Твой закон.

MesseOcusPangurBan

Френсис Флэгг (Генри Джордж Уайсс) — Змей

Вчера я змея увидал:
Свернувшись на дубовом пне,
Семью гремушками трещал
Песнь злобы к людям и ко мне.

И синь и сер его извив,
Язык раздвоен, зелен взор
Как изумруд; лежит, излив
Округе смертный приговор.

Главу ему не сокрушил
Каблук; не бросил камень сам;
Но в изумленье я застыл
И ужасался чудесам.

Вкруг змея легион восстал
Рассказанных безумным ртом
Преданий старых, как мир стар —
Теснился выводок-фантом.

Где илом рай питал Евфрат
(Возможно — на дубовом пне),
Пел первый изможденный бард
О змее песнь и о жене.

Тогда, в зари туманный миг,
В далекий сумеречный век
Он пел про ядовитый клык
Про несморгнувший глаз без век.

Иль пел о том, как мир весь сжал
В своих объятиях бог-змей,
Когда великий гад шептал
Проклятья племени людей.

==
хорошо быть американским графоманом столетней давности. а я так наших шиловских гадючек не воспою — у меня лапки :(

CailinRua7CatAgDhamhsa

Пред-летье

Пред-летье чувствуешь всей кожей:
Косплеит солнышко божка.
Вот муравьи проворно гложут
Скелетик майского жука.

Пушатся желтым одуваны.
С белянкой сложно пляшет шмель.
Сплелись ветвями неслиянно
С цветущей яблонею ель.*

Пред-распустившихся акаций
В тени пред-аромат звенит.
А вот — помилуй Бонифаций —
Беспечный выпивоха спит.

Змеится что-то средь пырея.
Щебечет мир со всех сторон,
И лишь с цианных эмпиреев
Летит, ликуя, песнь ворон.

--
* На самом деле сосна. Опять у меня планшет поломался, а то был бы фотопруф. :(

MesseOcusPangurBan

СЛОВО НА Л (рубайят-сонет)

То, что движет светила — учил нас поэт.
Но в движенье светил не нашёл я ответ.
По вращенью холодных и гулких созвездий
ЗаключИшь, что любви у полиции нет.

А другой нас учил, что любовь есть маяк,
Что сияет в ночи через бурю и мрак.
Но чрез бурю и мрак если что и сияет —
Это группа входная в ближайший кабак.

Ну а третий велел не гулять под Луной,
Завещал не вздыхать на скамейке ночной.
Но и днём не отыщешь любви на скамейке —
Лишь баклажки навалом под этой скамьёй.

Эти строки пришли мне в горячечном сне.
Я не верю поэтам. Не верьте и мне!

MesseOcusPangurBan

Гилберт Кит Честертон -- Дитя снегов

/я случайно Честертона. но сегодня-то можно./

В час, как за стеклом тьма — слыхать псалом,
Но не прежде и не потом
(Ночь сильна, и мрак не уйдёт никак,
И густа темнота дождём).

Знаем — место есть, где огней не счесть,
Хоть оно средь снегов и льда.
Там в средине земли ликованье бурлит,
И там в сердце земли — звезда.

Мы дошли сквозь тьму в старую корчму,
Где Младенцу мороз — покров.
По стопам всех иду к месту встреч всех душ,
В ту корчму у конца миров.

Боги, пав, лежат, как листва рыжа',
Когда солнце струит огонь.
Боги все мертвы средь златой листвы,
И Младенец един рождён.

MesseOcusPangurBan

(no subject)

Посоветуйте элементарный самоучебник музыки для дебила без слуха вообче. Старостину, Вахромеева и Способина я уже того.. скачал
MesseOcusPangurBan

Роберт Ирвин Говард -- Осень

Гомерову покрыла лиру ржа.
Сдул с мира ветер жёлтую листву.
Древá под ним, наги, худы, дрожат.
Осеннекудры, облака плывут.

От гулких жалоб моря прочь, уныл,
Закату птиц косяк летит вдогон.
Тоске фантомной ветра, что носил
Вздох музыки -- ответит эхом стон.

Ветвь скудная плод стряхивает, гнил.
Стирает море слабый след с песка.
Кто лютню под листвой сухой забыл?
Над смертью расы -- осени рука.

MesseOcusPangurBan

жыжешная флешь пра паезийу / Гилберт Кит Честертон -- Молитва в темноте

"По правилам каждому, выразившему в комментариях желание, достается поэт, любимое или близкое стихотворение которого надо запостить. Поэт может случиться и вовсе неизвестный, а не то что близкий или любимый".

От murdalak мне достался Честертон.

Киндер-пингви Честертона я люблю! На скорую, т.ск., руку:

Молитва в темноте

Не сострадай мне, Небо, коль в унылый
Я бред впаду, но миру дай еду;
Когда в безумье смерть свою найду --
Призри на травку над моей могилой.

Прошу -- меж дёрном и эфиром -- много:
Когда осмелюсь хныкать и роптать,
Дай милость -- в дождь ли, в вёдро -- испытать
Сияющую тишь презренья Бога.

Мне, слава Богу, не подвластны звёзды,
Не проклял, слава Богу, я цветка,
Слезой не потревожил мотылька,
Труждаясь тяжко ночью гнева грозной.

Мне холм Голгофский светлым представлялся,
Хоть сказано: погасло солнце вдруг;
И Тот, кто был распят на Древе Мук,
Цикад внимая пенью, улыбался.